Мозаика с изображением Алесандра Македонского. Национальный археологический музей Неаполя

Как юноше Александру Македонскому удалось завоевать полмира? Только ли его смелость, упорство и военный талант были тому причиной? Начал ли он войну с Персией, не думая о том, что будет делать после победы над врагом?

История не оставила нам документа, в котором бы излагался законченный проект империи Александра Македонского. По этой причине приходится восстанавливать замысел этого проекта по косвенным источникам. Все их можно объединить в три группы: исходные мотивы, ход войны и достигнутые результаты.

Источник первый – исходные мотивы

В учебниках чаще всего говорится о том, что целью завоеваний Александра Македонского было мировое господство. Его сравнивют и с Наполеоном, и с Чингис-ханом, и с прочими завоевателями. Правильно ли это?

Ответ на этот вопрос начнём с того, что сама категория национальности появилась через тысячу лет после Александра Македонского. Историки спорят, можно ли к грекам отнести македонян. Сама эта задача представляется надуманной. Для жителей Афин граждане Спарты были такими же чужаками, как и те, кто в то время жил в Македонии. Были коринфяне, спартанцы, беотийцы, но не было греков вообще. Своими считались граждане своего полиса, все прочие были пришлыми, чужаками.

Отец Александра Филипп создал союз Македонии и греческих городов, но одно дело – союз, а совсем другое – единая нация, которой не было. По этой причине мировое господство не могло быть чьим-то. С самого начала завоеватели не представляли собой единого целого.

Аристотель
Аристотель
(384–322 гг. до нашей эры)

Царь Македонии Филипп II в 343 году до н. э. предложил философу Аристотелю место учителя и воспитателя своего сына Александра (впоследствии – Александра Великого). Аристотель был при македонском царском дворе до 323 года до н. э., после чего вернулся в Афины.

Платой за обучения стало восстановление его родного города Стагиры, ранее разрушенного войсками Филиппа. Об этом было договорено заранее, что многое говорит и об отце будущего ученика, и о ценности знаний, какие мог Аристотель донести до его сына.

Аристотель, как хорошо известно, был одним из лучших учеников другого великого философа – Платона. Менее распространено знание о том, что отец Аристотеля работал лекарем при дворе македонских правителей. Так что связи его с Македонией были давними.

Аристотель обучал Александра принципам гуманизма, философии, этике, географии, основам строения растений и животных. Поэма Гомера «Илиада» с пометками Аристотеля сопровождала Александра повсюду. Александр называл поэмы «Илиада» и «Одиссея» «снаряжением, которое следует за ним во всех походах».

Какие же мысли мог почерпнуть Александр Македонский из этих двух произведений великого Гомера? Первое, что отмечают историки, в поэмах история и мифы смешаны настолько, что не всегда понятно, что перед читателем – легенды или действительные события. Эта смесь реального и волшебного была необходима для того, чтобы представать перед покорёнными народами то как Бог, то как Ахилл, сострадающий гибели Гектора, сына Приама, своего врага.

Кроме Александра Аристотель учил и его будущих соратников. В лагерь-школу, где он учил детей, принимали подростков в возрасте 13 лет и в течение трёх лет они наряду с физической и военной подготовкой учились у Аристотеля философии, медицине, логике и моральным принципам. Обязательным было и изучение великих произведений Гомера.

Если знать только о том, что Аристотель – учитель одного лишь Александра, можно воспринимать его роль в построении проекта будущей империи как второстепенную, но подготовка будущих соратников и руководителей – это уже практическое участие в реализации самого проекта.

Чтобы понять, насколько естественным было совмещение жизни олимпийских богов и обычных смертных, упомяну, что кредитование граждан полисов было функцией храмов и, взяв кредит, древний грек оказывался должным не такому же, как он смертному, а богу или богине, которым был посвящён храм, выдавший ему кредит. Если можно так выразиться, боги были реальными участниками хозяйственной жизни Древней Греции[1].

Аристотель и Александр Македонский
Аристотель и Александр Македонский

Но что характерно, Александру Македонскому для начала похода на Персию кредит в 30 талантов1 не предоставил ни один из храмов под стандартные 10% годовых. Ему пришлось брать кредит у появившихся уже частных ростовщиков (трапезитов) под больший, но пока неизвестный историкам процент. Храмы можно понять: нарушать «божественный» уровень процента они не могли, а риск успеха после высадки в Малой Азии был слишком высок. Но кредитный риск оправдался только в Сузах в 331 г., когда добычей Александра стала казна Дария III в 50 тысяч талантов.

Некоторые историки напрямую утверждали, что, начиная свой поход на Восток, Александр Македонский плохо представлял его цели[2]. Но это мнение немногих, основная часть исследователей считает, что исходный замысел существовал, и он вовсе не ограничивался лишь желанием отомстить неразумным персам за прежние их победы.

Этому противоречат слова его учителя Аристотеля: «…нашей задачей является определение наилучшего государственного строя, а он состоит в том, чтобы государство при нём управлялось наилучшим образом, последнее же достигается в том случае, когда государство имеет возможность пользоваться наибольшим счастьем, то ясно, не должно упускать из виду, что такое счастье»[3].

В отличие от властных отношений, преобладавших в эпоху перед нашей эрой, империя Александра Македонского выделялась так называемой концептуальной властью, которая в настоящее время чаще называется государственной идеологией.

Термин «концептуальная власть» понимался, с одной стороны, как власть достойных людей, способных определять цели жизни общества и вырабатывать способы их достижения. Концептуальная власть может быть только централизованной, обладающей аппаратом по принуждению граждан соблюдать выбранную концепцию.

С другой стороны, государственная идеология ставит правителя рядом с ней, он объективно не способен осуществлять абсолютную власть в том смысле, что некоторые действия, противоречащие этой идеологии, он не может себе позволить. Ограничения на власть, накладываемые идеологией (как и она сама) формируют основы культуры и норм поведения, в том числе и в повседневной жизни.

Аристотель делил способы правления государством на три вида: монархию, аристократию и политию. Каждый вид управления может приобретать извращенную форму: монархия может скатываться до тирании, аристократия превращаться в олигархию, а полития – в демократию. Многие исследователи пытались определить, какой вид управления был для Аристотеля более предпочтительным. Именно такое предпочтение он мог внушить и своему ученику Александру.

На основании долгого изучения высказываний Аристотеля на этот счёт, я пришёл к выводу, что его больше занимали не различия между видами управления, а различия между правильным управлением и его извращёнными формами.

С учётом сложившейся в наше время терминологии, нас конечно в наибольшей степени должна интересовать разница между политией и демократией. Она состоит в том, что при демократии в управлении государством участвуют все, а при политии – только ответственные граждане.

Кризис экономики городов-полисов как причина экспансии

Мне представляется весьма сомнительным мотив строительства империи Александра Македонского, основанный на мести персам за их нападение на греков. Менее известен мотив, связанный с кардинальными изменениями в экономике древнегреческих городов-полисов.

Александр Македонский
Статуя Александра Македонского.
Археологический музей Стамбула

Как и города древнего Шумера, города греков были земледельческими. Сельским хозяйством могли заниматься только граждане. Пришлые люди (неграждане, метеки) занимались ремеслом и торговлей, а для граждан такие занятия считались недостойными. Позором для гражданина считалась и работа на чужой земле ради заработка. IV век до нашей эры – период кризиса классического греческого полиса. В чём же он проявился?

Разрушалась сложившаяся за долгие годы система общественных отношений, в первую очередь, система прав на землю. Если ранее только гражданин полиса имел право на землю, то во времена перед походом Александра Македонского стали практиковаться ранее не известные отношения аренды, причём арендаторами могли быть неграждане (метеки) и вольноотпущенники, бывшие рабы.

Одновременно перестали осуждать граждан полиса, которые занимались ранее недостойными видами деятельности: ремёслом, кредитом, добычей руды и торговлей. Отличившимся заслугами перед городом метекам и бывшим рабам могли выделять землю, предоставлять право построить свой дом. Даже Аристотель был в Афинах метеком, как гражданин другого города и потому не мог обладать землёй и жилищем.

Кризис IV века до нашей эры не был связан с экономическим упадком, напротив, экономический рост городов увеличился, стали бурно развиваться ремесло и торговля. Кризис коснулся, прежде всего, моральных принципов и традиций. Земля перестала быть для граждан полиса основой жизни, превратилась в один из источников дохода, наряду с арендной платой за неё и торговой прибылью.

По этой причине моральные проблемы занимали древнегреческих философов тех времён, в том числе Аристотеля, учителя Александра Македонского. Нужно особо отметить, что моральные принципы тогда не касались рабов, которые приравнивались к «говорящим орудиям» или к домашнему скоту. Даже дети рабов назывались «приплодом», как ягнята или щенки.

Поэтому рассматривать моральные принципы, каким обучал Александра Македонского Аристотель, было бы неправильно в современной трактовке. Рост значения свободных неграждан приводил к деформации традиционной морали и структуры общественных отношений. Одновременно повышалась значимость денег и людей, которые зарабатывали денег больше, чем другие.

Моральные принципы, сложившиеся веками, начинали давать трещину. По этой причине пропаганда морали Аристотелем может восприниматься как отклик на эти нежелательные явления в общественной жизни.

Меритократия как главный принцип

Почему различия между видами управления были для Аристотеля не очень важными. По той причине, что все три вида в их правильной форме объединяет одно – это власть «лучших людей: одного (монархия), немногих (аристократия) или многих, но ответственных (полития)[4].

У Аристотеля лучшая власть часто совмещается с аристократией, в современной научной лексике её принято называть меритократией, от слова meritus (достойный). Главное достоинство любого человека по Аристотелю – добродетель, под которой понимаются те человеческие свойства, которые связаны не столько с намерениями, сколько отображают фактическое следование жизненным принципам, материализованным в семье, детях и накопленном богатстве.

Только тот добродетелен, чья деятельность направлена на «спасение составляемого им общения, а этим общением является государственный строй»[5]. Главная добродетель достойного человека – победа ума над эмоциями, рассудительность. «Рассудительность – вот единственная отличительная добродетель правителя. Остальные добродетели, по-видимому, могут быть необходимым общим достоянием и подчиненных, и правителей»[6].   Иными словами, для всех обычных людей, живущих на Земле, допустимы следования эмоциям, а правителю это не дозволено.

Так что месть как эмоциональная причина похода против Персии была бы Аристотелем отвергнута как недопустимая для правителя.

Войны между древнегреческими городами-полисами приводили к победам одних городов и поражению других. Победители греков над греками оказывались в сложном положении. Нельзя было убивать побеждённых, и нельзя было их, свободных граждан, обращать в рабов. И то, и другое противоречило обычаям, такие поступки не одобрили бы боги. Поэтому распространилась практика изгнания побеждённых с конфискацией их имущества, домов и земли.

«Изгнанники ждали в соседних странах наступления вожделенного мига возвращения для того, чтобы, в свою очередь, изгнать из страны своих гонителей. Часто бывало так, что на родине правила лишь одна партия, другая же на чужбине с нетерпением ждала наступления своего часа. Число изгнанников достигло нескольких десятков тысяч»[7]. Множество изгнанников служили и в армии Александра Македонского, перед которыми (в особенности перед теми, что отличились в боях) у Александра появлялись обязательства. В частности, один из изгнанников, Горгий, был одним из ближайших сподвижников Александра2.

Изгнанники жили и в Персии, и как знать, не они ли готовили восстания против персов так вовремя, непосредственно перед наступлением войск Александра на очередную сатрапию. Так что восстания в тылу персов мы пока не можем отнести к «оранжевым революциям», у историков для этого нет достаточных данных. Хотя вполне вероятно, что изгнанники могли этому способствовать за одно обещание вернуть им состояния и право жить в своём утраченном для них городе.

Благодаря изгнанникам, даже в периоды жёсткого военного противостояния персов и македонян торговля между греческими городами-полисами не прекращалась и велась в обход театра боевых действий через Египет, Крит и Сицилию. Эта странность ведения войн также прижилась.

Александр Македонский
Мозаика Александра Великого или «Битва при Иссе»

Мировое господство или глобализация?

Многие историки отмечают, что на момент высадки войск Александра Македонского в Азии гарантированно не было задач достижения мирового господства и установления единой монархии во всём мире. Её и не могло быть. Основным претендентом на мировое господство мог быть тогда только противник македонян – Персидская империя, на территории которой проживала половина тогдашнего населения Евразии.

Так что задача могла быть только противоположной – воспрепятствовать персам установить мировое господство. Да и о каком мировом господстве могла идти речь, если со стороны персов против Александра выступали такие же греки, изгнанные из своих городов.

Первоначально Александр назначал на места персидских наместников – сатрапов – только своих приближённых, македонян. Затем это применялось лишь тогда, когда сатрапия потеряла своего правителя. У сатрапа, который выразил свою лояльность Александру, после завоевания отбирались только военные функции, вся гражданская власть оставалась у него в полной мере.  

Отдельные историки полагают, что переход от назначения македонян правителями частей империи к оставлению на постах прежних, персидских сатрапов свидетельствует о том, что первоначального проекта империи не было. На мой взгляд, такой переход как раз и говорит о том, что в начальном проекте содержался принцип ставить на правление только своих, а затем он был скорректирован.

В 329 г. до н. э. Персидская империя перестала существовать, она была полностью завоёвана[8]. Фактически система управления империей Александра Македонского была компиляцией македонской системы, созданной Филиппом, отцом Александра и ахеменидской системы, сложившейся в Персидской империи до её покорения. Задача компиляции была не очень сложной, поскольку Филипп Македонский строил свою систему управления, используя во многом персидский опыт.

Отличие, внесённое в систему управления Александром Македонским, а точнее – ещё его отцом Филиппом, состояло в том, что вертикаль власти дополнялась горизонтальными связями на всех уровнях управления. Эта особенность государственного управления оказалась роковой для стабильности будущей империи как единого целого и стала той находкой, которая переживёт века.

Империя Александра Македонского
Империя Александра Македонского

Правила личного влияния (стратагемы)

Наряду с концепцией государственного устройства в проекте империи Александра Македонского содержались постулаты, которые вполне могут служить основанием для того, чтобы считать войны Александра Великого первыми гибридными войнами.

Само поведение молодого императора было частью проекта и подчинялось ранее выработанным правилам, которым и учил его Аристотель.

Рассмотрим четыре принципа поведения властителя по отношению к народу – как своему, так и покорённому. Им Аристотель учил будущего императора.

Первое правило – создание благоприятной атмосферы общения, условий успешного донесения своих идей до людей. Всегда исходить из того, «что всем известно» и «что считается само собой разумеющимся», затем чётко формулировать своё мнение и обсуждать проблему, не пытаясь кого-то убеждать.

Второе правило – формирование доверия к тебе, внушение симпатии, создание положительного образа в глазах воспринимающей аудитории, обладание для аудитории авторитетом и харизмой. Иногда даже победа в сражении трактовалась как проявление предназначения.

Третье правило – всегда говорить о том, что нужно и тебе, и людям, переключать внимание от нежелательных (негативных) фактов на нужные для достижения цели.

Четвёртое правило – возбуждать и контролировать эмоции как свои собственные, так и тех, к кому обращаешься, всегда предлагать желательный вариант реагирования на эти эмоции.

Представая перед населением покорённых областей, Александр Македонский должен был следовать этим четырём стратагемам, дополняя их фразами, которые стали афоризмами. Например: «Мне 23 года, а я ещё ничего не сделал для бессмертия».

И ещё: «Когда меня понесёте хоронить, мои руки должны торчать снаружи». Его спросили: «Почему?». И он ответил: «Пусть видят. Я завоевал весь мир и ухожу с пустыми рукам».

Борьба с роскошью и обожествление – методы гибридной войны

Это было следование Александром тезису Аристотеля «Величайшие преступления совершаются из-за стремления к избытку, а не к предметам первой необходимости». Демонстрация отрицательного отношения к роскоши была важным методом привлечения симпатий завоёванного населения на сторону потребителей.

Александр Македонский
Предполагаемое изображение Александра
на саргофаге из Сидона

Плутарх отмечает, что Александр после завоевания Персии стал носить персидскую одежду, но без украшений, что делало её похожей на македонскую одежду[9]. Знакомая одежда без украшений – продуманная демонстрация публичного отказа от роскоши.

Наряду с демонстрацией, за этим стояло ещё одно сохранившееся на века достижение, впервые появившееся в империи Александра Македонского, драгоценности должны идти не на украшения, а на создание стабильной денежно-кредитной системы.

Современными исследованиями, например, показано, что в украшениях индийских женщин (а иногда и мужчин) сосредоточено столько золота и драгоценных камней, что если бы они согласились их снять, Индия стала бы самой богатой страной мира. Драгоценности могли бы быть пущены во внешнеторговый оборот, на создание новых рабочих мест, на экономическое развитие.

Пренебрежение роскошью не отдаляло, а приближало образ правителя к образам богов, которые в древнегреческой традиции не носили украшений.

Представления о божественности власти стал внедрять в сознание подданных ещё Филипп Македонский. В 336 г. до н. э. перед походом на войну с Персией на свадьбе своей дочери Клеопатры он восседал на троне, установленном в одном ряду со статуями древнегреческих богов. Кроме того, его статую пронесли вместе со статуями двенадцати богов, что приравнивало его к бессмертным. Это был лишь намёк на то, что он – изотеос, то есть равный богам[10]. Поскольку он вскоре погиб, пошёл слух, что смерть была ему наказанием за святотатство. Слух, наверняка, доходил и до ушей Александра.

Но обожествление власти было одним из важных элементов проекта, и потому от этого нельзя было отказаться даже в ожидании обвинений в богохульстве. И Александр становился то сыном Зевса, то новым воплощением Вишну, что не вписывалось в древнегреческую традицию, но неплохо срабатывало за её пределами.

«Аристотель говорил: если бы появился человек, настолько превосходящий всех своими способностями и политическим даром, что возвысился бы над всеми, его следовало бы рассматривать как часть государства. Среди смертных он был бы подобен богу, не подчинялся бы никакому законодательству и сам был бы законом. И разве подобные взгляды не подготавливали наилучшим образом почву для того, чтобы обесценить гегемонию и узаконить новую автократию путём оказания ей божеских почестей?»[11].

Есть одна очевидная причина, почему обожествление правителя было частью проекта, а вовсе не тщеславие Александра Македонского, его желание возвысить себя над другими.

Результаты. Денежная система

Важным элементом проекта империи Александра Македонского была созданная внутри неё денежная система, которая до сих пор впечатляет своей продуманностью[12]. Её следы сохранялись потом на обширной территории Евразии в течение столетий[13].

Более того, захваченные в военных походах сокровища не превращались в украшения, а скапливались в храмах, которые, как мы уже знаем, выполняли функции кредитных организаций. При создании новой денежно-кредитной системы были перечеканены в золотые и серебряные монеты собранные в Сузах и Персеполе захваченные ценности бывшей Персидской империи.

Задача состояла в том, чтобы вытеснить из экономики натуральный обмен (бартер), который сдерживал её развитие. Это резко облегчило бы торговлю, способствовало формированию новых торговых путей, укрепило бы экономику. Одновременно выпуск в обращение большого количества монет привёл к явлению, хорошо известному всем будущим поколениям – к инфляции, росту цен и новым денежным реформам.

Первое, что сделал Александр для обеспечения стабильности денежной системы, – установил жёсткое соотношение между ценой золота и серебра – десять к одному. Для соблюдения этого соотношения нужно было контролировать объёмы добычи и ввоза двух металлов, чем занимались специально выделенные для этого люди. Думается, что эта находка принадлежала Аристотелю или кому-то из его учеников.

Реконструкция катафалка Александра по описанию Диодора
Реконструкция катафалка Александра по описанию Диодора

Достоинством Александра всю его недолгую и славную жизнь было то, что он всегда слушал, что ему говорят умные люди. Хотя заметим, что основные рудники Греции на горе Пангеон захватил ещё его отец Филипп.

Основные серебряные монеты в империи – драхма (диаметр 18 мм, вес 4,2 г) и тетрадрахма весом 17,2 г. и переменным во времени диаметром от 25 до 40 мм. Монеты можно было не взвешивать, они различались, если их роняли на камень или металл. Опытные торговцы по звуку могли безошибочно определить вес и номинал.

На монетах Александра Македонского впервые появились изображения правителя. До него монеты выпускались только с изображениями богов[14]. На обратной стороне монеты можно было помещать местные символы небольшого размера3.

Традиционная весовая монетная система дополнялась сохранившимся до нашего времени способом сочетания резервной валюты (накопленных сокровищ) и денег как платёжных средств[15].

Ещё один элемент современных денежных систем – уровни платёжных средств – также впервые появился в империи Александра Македонского. Тогда их было три: золотые, серебряные и медные монеты.

На царских монетных дворах чеканились золотые монеты (статеры) и серебряные монеты (драхмы и тетрадрахмы). А медную монету было позволено чеканить местным властям.

Этот принцип разделения денег на две категории – собственно наличные деньги и разменную монету, которая служит лишь вспомогательным средством платежа при мелких сделках – прошёл сквозь века.

К примеру, в Советском Союзе была почти полностью скопирована система трёх уровней, только аналогом золотых монет Александра Македонского были банковские билеты, серебряных монет – казначейские билеты (1, 3 и 5 рублей), а медные монеты от копейки до пятака дополнены были монетами большего номинала из светлого сплава.

Результаты. Двухуровневая система власти

Военная тактика Александра Македонского, разработанная в основном его отцом, была передовой для своего времени. Но эта тактика не позволила бы так далеко продвинуться по пути глобализации, ведь её основой была древнегреческая, эллинистическая культура [16]. Даже самые отважные фаланги не смогли сделать того, чего добилась культура Древней Греции.

Эта культура не была македонской. Для древнего грека, гражданина города-полиса македонянин был лишь одним из варваров. И Александра Македонского выделяло из варваров лишь то, что его мать Олимпиада была гречанкой, родом из Эпира.

После смерти Александра Македонского империя распалась на несколько государств, которые управлялись ближайшими соратниками Александра Македонского, диадохами. В 311 г. до н. э., между ними был заключён мирный договор, который зафиксировал отказ от единства империи, тем более, что этот мирный договор многократно нарушался.

Однако, в Сирии, Месопотамии и Мидии диадохи продолжали дело Александра Македонского по строительству городов-полисов как экономических и политических центров окружающей их территории. На востоке Селевк основал 55 городов, а его преемники – ещё 20. Но они удерживали уже только Сирию, Финикию и Палестину. Все города имели статус полисов, куда греки привлекались на постоянное жительство. Но автономия полиса касалась только внутренних дел, земля считалась собственностью царя и горожан могли призывать на военную службу.

Историки формируют своё представление о таком городе-полисе во многом по раскопкам города Пергам, которые начались ещё в 1878 г. и продолжаются до сих пор. Город располагался вокруг холма, на вершине которого был построен царский дворец. К нему были пристроены казармы для воинов и арсенал. Чуть ниже располагался акрополь с общественными зданиями.

Весь городской холм был превращён в террасы, на которых располагались поля и храмы, а также рынок и театр. Дома простых граждан строились у подножия холма.

Через города-полисы реализовывался замысел смешения греческой культуры с культурами населения покорённых земель. По замыслу, древнегреческая культура должна была стать основой глобализации, единой культурой, обеспечивающей объединение многих народов.

Эти города-полисы просуществовали до I в. до н. э., когда они окончательно исчезли под властью двух новых гигантских империй – Рима и Парфии. Перед исчезновением, в середине II в. до н. э. власть над Македонией, Грецией и над государством Пергам в Малой Азии установил Рим. Там римляне столкнулись с Парфянским царством, владыка его Митридат I короновался в Вавилоне в 141 г. до н. э.

Система разделения муниципальной и государственной власти, выработанная именно в империи Александра Македонского, – это наша действительность. Такое разделение распространилось по всему миру и по праву может считаться одним из великих изобретений человечества. Более того, даже вмешательство государственной власти в городские дела, случающееся время от времени, также было изобретением проекта империи Александра Македонского.

О том, что могло быть поводом для вмешательства (а то, что Александр не просто давал такие обещания, но и выполнял их), говорят последующие события.

Весной 324 г. до н. э. в полевом лагере в Сузах он объявил о всеобщей амнистии изгнанникам и поручил Никанору, зятю Аристотеля4, торжественно объявить об этом на олимпийских играх. Возвращение изгнанников означало не только вмешательство государственной власти в дела городов-полисов, оно ущемляло права богатых горожан, которые уже считали конфискованное имущество своим. Согласно решению Александра, его нужно было возвращать. Дело чуть не дошло до войны с Афинами, городом, захватившим остров Самос и изгнавшим оттуда собственников земли и домов. Но Александр был непреклонен, хотя для этого решения мужества потребовалось не меньше, чем в битвах с персами. Его даже не смущало, что некоторые из изгнанных поначалу воевали против него на стороне врага5.

***

Вполне возможно, что империя Александра Македонского по своему замыслу была ближе не к проекту, а к системе философских рассуждений о правильном устройстве общества. Но мы не можем отрицать и того, что этот замысел пережил два с лишним тысячелетия и во многом изменил мир, в котором мы живём.

Оглянемся на текст статьи. Мне удалось привлечь внимание читателя всего лишь к трём пережившим этот немыслимый срок обстоятельствам: разделению власти на муниципальную и государственную, разделению наличных денег на основную и разменную монеты, да ещё к политическим технологиям, осваиваемым заново в самое последнее время. А если копнуть глубже, то увидим рисунок проекта ещё во многих чертах нашей повседневной жизни.

Начните этот поиск уже сейчас, на уроках истории, и вы постепенно сами придёте к выводу, что война – не самое главное даже тогда, когда создаются империи.


1 При Александре Македонском талант был денежно-весовой единицей, равной 25,9 кг серебра, то есть Александр получил 777 кг серебра.
2 Горгий был «командиром метательных орудий». Сейчас бы его должность звучала как «главный маршал артиллерии».
3 Как тут не вспомнить монеты евро, где оформление аверса каждая страна Еврозоны разрабатывает самостоятельно.
4 Если Аристотель учил Александра общим принципам, то Никанор был для него консультантом по текущим событиям.
5 К сожалению, в ХХ веке и ранее не принято было следовать примеру Александра Македонского. Ставка делалась на продолжение конфронтации, даже когда этого можно было бы и не делать.

Литература:

[1] Пахомов С. (2019). В долгу у богини, или за кредитом в храм.
[2] Badian E. (1965). The Administration of Empire. Greece and Rome. Vol. 12. №2. P. 166.
[3] Аристотель (1983). Политика. Соч. в 4 томах. Т.4. М.: Издательство Мысль. С. 241.
[4] Лонин А.В., Григоренко Е.Д. (2011). Власть лучших людей в концепциях Платона и Аристотеля. Омский научный вестник. №2 (96). С. 74-77.
[5] Аристотель (1983). Политика. Соч. в 4 томах. Т.4. М. Издательство Мысль. С. 376.
[6] Аристотель (1983). Политика. Соч. в 4 томах. Т.4. М. Издательство Мысль. С. 452.
[7] Шахермайр Ф. (1997). С. 319.
[8] Шофман А.С. (1969). Идея мирового господства в завоевательных планах Александра Македонского. Вестник древней истории. №4. С. 102.
[9] Plutarch (1936) De Fortuna Alexandri. Loeb Classical Library edition.
[10] Шахермайр Ф. (1997). Александр Македонский. Ростов-на-Дону: Феникс. С. 323.
[11] Шахермайр Ф. (1997). С. 325.
[12] Маринович Л.П. (2004). Монетное дело в державе Александра Великого. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 3. СПб. С. 475-489.
[13] Воронов Ю.П. (1986). Страницы истории денег. Новосибирск: Наука. С. 98-101.
[14] Блинов С.Н. (2020). Роль денег в успехах Александра Македонского.
[15] Holt F. L. (2016). The Treasures of Alexander the Great: How One Man's Wealth Shaped the World. Oxford University Press.
[16] Liebert H. (2011). Alexander the Great and the History of Globalization. The Review of Politics. Vol. 73, №.4. P. 533-560

Ю.П. Воронов, член редколлегии журнала «ЭКО»